Это странный дневник. Дневник, который ведёт не автор, а его читатели, потому что автор не хочет сидеть на дайриках, а хочет левой задней ногой (по его собственным словам) писать тексты и забывать о них сразу, как написал. Ну, а мы хотим делиться его творчеством со всеми, так что вот =))) Приобщайтесь)))

ЗЫ. Автор - дженовик и не приветствует слэш, его читатели - ярые слэшеры, поэтому бессовестно вставляют слэшные картинки под, возможно, гетными текстами)))
URL
19:28 

Чтобы не улететь в архив. Ап.

14:45 

Драббл с ЗФБ-2014

Название: На пороге
Автор: Buzykin
Бета: Солерно
Коллаж: Икебана Фаберже
Размер: драббл, 785 слов
Пейринг/Персонажи: Судзуран и судзурановцы-выпускники
Категория: джен
Жанр: драма
Рейтинг: G
Краткое содержание: вороны покидают гнездо

Открыть кат

14:39 

Мини с ЗФБ-2014

Название: Полчаса
Автор: Buzykin
Бета: Солерно
Коллаж: Икебана Фаберже
Размер: мини, 1941 слов
Пейринг/Персонажи: армия Тамао Серидзавы
Категория: джен
Жанр: виньетка
Рейтинг: G
Краткое содержание: война с Хосеном уже объявлена, но у армии Серидзавы пока есть на всех мирные полчаса.
Комментарий: написано на ЗФБ-2014

Открыть кат

09:23 

Иллюстрация ко "Дню тишины"

09:19 

Внеконкурсное мини с ФБ-2013

Название: День тишины
Автор: Buzykin
Бета: fandom Crows zero 2013
Размер: мини, ~1500 слов
Персонажи: Гэнджи Такия, Хидео Такия, Шун Идзаки, Чута Тамура
Категория: джен, АУ
Жанр: ангст, драма
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: смерть персонажа
Краткое содержание: вороны больше не летают

читать дальше

09:16 

Драббл с ФБ-2013

Название: Ветер в Судзуране
Автор: Buzykin
Бета: fandom Crows zero 2013
Размер: драббл, ~950 слов
Персонажи: Тамао Серидзава, Риндаман, Гэнджи Такия
Категория: джен
Жанр: виньетка
Рейтинг: G
Краткое содержание: Тамао и Риндаман обсуждают свершившийся переворот в Судзуране.

читать дальше

11:13 

Однострочник размножился ^_^ ПОВ - Рангику? Кира? Кто как хочет.

Вспоминать о Гине было все равно, что ткнуться лицом в ветки белой акации. Одуряющий аромат цветов - и шипы по глазам. Лучше не вспоминать.

Но как не вспоминать, когда проклятая акация белой волной накатила на дремлющий город, распустившись за ночь так отчаянно и нежно, как были отчаянны и нежны твои всегдашние попытки догнать, добежать, вернуть его себе.
Протяни руку в окно - и коснешься изогнутой ветки, где под белой пеленой цветов спрятаны листья и шипы. Протяни руку, как всегда хотелось протянуть к его глазам, спрятанным за белыми прядями и ехидным прищуром.
Забудь.
Ты опускаешь голову на скрещенные руки и глухо смеешься, вздрагивая, как от рыданий. Ты смеешься над собой и своими сбывшимися мечтами, и смех твой страшен в пустой комнате спящего дома.
Ты вспоминаешь, как отчаянно хотелось порой стереть вечную кривую, невыносимо раздражающую усмешку с его лица - и это сбылось. В тот день он не улыбался. Больше нет.
Ты знаешь, как часто мечталось о том, чтобы он сказал тебе хоть пару фраз, не пересыпанных насмешками, как колючками, вонзающимися в самое больное, - и это сбылось тоже. Он не смеялся, и его простые слова - слова, которых пришлось дожидаться так долго, - вонзались не как колючки, а как раскаленные ножи.
Как сладко и больно было надеяться, что однажды он больше никогда и никуда не уйдет, без прощаний и объяснений - и не придется больше бежать следом, надрываясь от бесполезного крика, бешенства и тоски. Что ж. В тот день он остался там, на изломанных камнях разрушенного города. Оттуда уже не уйти.
И еще одна мечта вроде бы сбылась. Увидеть бесконечную голубизну его глаз, такую неожиданную на худом коварном лице записного злодея и предателя. Нежданную и ранящую, чуть ли не насмерть.
Лучше бы насмерть.
Тогда бы не пришлось помнить белые развалины и широко раскрытые голубые глаза под белесым далеким небом и известковую пыль, въедающуюся в самую душу. Там все было каким-то белым. Почему-то. Только руки и камни вокруг невыносимо и неудержимо окрашивались алым, как в дурном, очень дурном сне.
И крик. Раздирающий легкие и белесое небо над головой. Кто кричал? Ты? Кто-то еще? Этого ты почему-то не помнишь. Всё, кроме этого.
Ты сидишь, упершись лбом в подоконник, и мысленно пересчитываешь свои оставшиеся сокровища. Меч и жизнь. Что еще? Больше нечего отдать за то, чтобы забыть, что хотелось получить и было получено.
А помнить... помнить только то, что раньше было так ненавистно: ехидную ухмылку, язвительные слова, прищуренные длинные глаза и даже то, как он уходил. А потом приходил веселый, злой и неуязвимый Лис.
Будь ты проклят, Лис. Будь ты проклят.
Ты вскакиваешь и, перегнувшись через подоконник, яростно комкаешь белую пену акации, судорожно стискивая цветы, и шипы, и листья, сдирая хрупкую ранящую красоту, пока не остается только черная ветка.
Ты смотришь на свою окровавленную ладонь с прилипшими обрывками истерзанных белых цветов. Ничего. Это ничего.
Акация отцветет. И не будет будить тебя на рассвете.
Ты почти успокоишься. Ты почти забудешь. Будешь жить дальше.
До тех пор, пока не пойдет снег.

@темы: творчество, bleach

18:01 

Кирогины детектед!

Вспоминать о Гине было все равно, что ткнуться лицом в ветки белой акации. Одуряющий аромат цветов - и шипы по глазам. Лучше не вспоминать.


@темы: творчество, bleach

нежданчик

главная